2017-10-05_19-58-35

Россиянам прямо сейчас следует понять суть заканчивающихся переговоров Украины с США

История конечно не терпит сослагательного наклонения, а потому ее стоит использовать как некую канву хода событий. Известно, что в первые месяцы боевых действий Вермахта на территории совка, когда входя в тот или иной населенный пункт, германские войска и их союзники обнаруживали уже какую-то самоорганизованную власть, явно антикоммунистического характера, которая оказывала содействие вошедшим немецким военным. Причем, такая тенденция наблюдалась почти на всех территориях, приобретенных совком в период с 1939 по 1941 год включительно.



Здесь имеется в виду территория западных областей Украины и Беларуси и Балтии. В Карелии был несколько иной расклад, ибо финны самостоятельно, хоть и при поддержке единственной немецкой дивизии, освободили недавно оккупированные совком территории.

Что характерно, у них была возможность прихватить весь карельский полуостров, но они забрали свое и остановились, невзирая на уговоры Берлина двинуться дальше, навстречу войскам группы армий Север. В странах Балтии, особенно в Литве, картина была несколько иной. Местные жители сами выбили коммунистических оккупантов из своих городов и между прочим, захватили огромные склады продовольствия и другой военной амуниции, заготовленные для нужд группировки войск РККА, которая должна была ворваться на территорию оккупированной Германией Польши по Сувалкинскому коридору, отрезая Восточную Пруссию от остальной Германии, запирая там основную массу группы армий «Север». Примерно та же картина наблюдалась и в других местах.

Германские войска были встречены местным населением хоть и настороженно, но вполне дружелюбно, ибо после того, что тут вытворяли большевики в предыдущие год-два, казалось гранью безумия, за которую просто невозможно зайти, а тем более немцам – европейской нации. Западная Украина приняла войска Вермахта и вовсе как освободителей. Это было обусловлено, первую очередь тем чисткам, которые там устроила НКВД особенно в последние предвоенные недели. Оно и понятно, в преддверии начала боевых действий, которые совок планировал точно так же, как и Германия, из приграничных областей массово высылались лица, которые могли стать проблемой в первые дни войны. Германия тоже освобождала приграничные районы, но делала это достаточно мягко, руками местных властей Румынии и Венгрии. Оккупированная Польша просто выполняла то, что ей диктовал оккупант и потому, там все прошло тоже более-менее в рабочем порядке. Совок же поступил иначе потому, что у нее была Сибирь. Туда отправлялись тысячи неблагонадежных лиц, которые потом сгинули там без следа. Местное население понимало это и было в ужасе от такой перспективы. Но самое страшное началось позже. Поскольку в западных областях Украины была сосредоточена основная, самая мощная группировка войск РККА, которой предстояло нанести главный удар в направление Румынии, то в самом начальном периоде боевых действий, германские и румынские силы группы армий «Юг» не смогли развить такой успех, как группа армий «Центр». По оценке начальника генштаба сухопутных войск Франца Гальдера, Группы армий «Юг» и «Север», существенно уступали по своему составу и качеству, противостоящим силам противника и только группа армий «Центр». По его утверждениям, только к исходу второй недели войны, группа армий «Север» нанесла существенное поражение войскам противника и получила перевес в силах и средствах, а группа армий «Юг», перемолов значительную часть войск противника, особенно – механизированных сил, примерно сравнялась, с ним, по силе. Это значит, что южное направление было самым тяжелым, для продвижения германских войск.

Все это к тому, что боевые действия уже начались, а большевики еще находились во Львове, Дрогобыче и других местах, где усиленно занимались «утилизацией» местного населения по «первой категории», то есть – путем массовых расстрелов. Сразу после отхода войск РККА и НКВД, все это вскрылось и население увидело все то, что совок тщательно скрывал. Потому, германские войска принимались как освободители.

Кроме того, эти районы долго находились в составе Австро-Венгерской Империи и старшая часть населения свободно говорила по-немецки. Поскольку после аншлюса Австрии ее армия влилась в состав Вермахта, то ничего особенно чуждого жители Западной Украины не увидели в лице германо-австрийско-венгерско-румынской армии.

2017-10-05_19-56-05

В общем, подобная ситуация была легко прогнозируемой и если бы не патологическое стремление Рейха к истреблению евреев и других представителей «неполноценных народов», то такая ситуация вряд ли кардинально изменилась. Но самое интересное началось позже, когда войска Вермахта пошли на территории, давно находящиеся под совком и где должно бы возникнуть жесткое сопротивление оккупанту.

По большому счету, ничего подобного не произошло. О Локотской Республике известно всем и мы не станем подробно останавливаться на этом феномене. Просто заметим, что это образование распространялось на районы примерно с миллионным населением. Все эпопеи с партизанскими движениями были развернуты силами НКВД и местного партийного актива. Где-то это удалось, а где-то – не удалось совершенно.

Сейчас РФ носится с «шахтерами» на Донбассе и с ряженными клоунами, которые почему-то называются казаками. Так вот, именно в этих районах, с приходом оккупационных сил, произошло много интересного. Так на Донбассе, якобы действовало партизанское подполье под названием «молодая гвардия». В том смысле, в котором это изложено совковыми пропагандистами, ничего подобного не было совершенно. Большая часть этой мифологии была высосана из хорошо известного места точно так же, как и миф о «28 панфиловцах». Тем не менее, в Сталинской, ныне Донецкой области, происходили не менее драматичные процессы, связанные с партизанской борьбой. Поскольку регион находился в тысяче километров от западных границ и нескольких месяцев до оккупации, НКВД провел стандартную работу по организации партизанского подполья. Там были оставлены запасы оружия, боеприпасов и всего необходимого, для ведения автономной борьбы. Кроме того, там были оставлены специальные сотрудники из партийного и нквдовского актива, которые и должны были возглавить это движение.

Именно они должны были распорядиться оставленными силами и средствами, чтобы вести борьбу в тылу врага. Но как оказалось, при оккупации германскими войсками Донбасса, они тут же явились к представителям оккупационных властей, где сдали все сведения о структуре подполья, оставленных запасах вооружений и прочем. Все это быстро было зачищено, а немногие подпольщики, которые не успели явиться на доклад в комендатуру, были мгновенно пущены в расход. На том партизанская борьба и закончилась, а оставленные совком активисты, с удовольствием подались во вновь организованную полицию и легко освоили новые признаки лояльности в виде зиги и приветствия «Хайль Гитлер».

Как автору рассказывали сами очевидцы оккупации в Литве и на Донбассе, никаких партизанских движений не было в принципе, а оккупационные войска вели себя пристойно и покладисто. За долгие годы население перестало бояться «черных воронков», коммунистических активистов и прочей дряни. Все сводилось к тому, что ты мог работать и получать за это паек и деньги и больше ты вообще никому не был нужен. Живи себе как хочешь, никто тебя не обращал в национал-социалистическую веру. Кроме того, за долгое время (на Донбассе) удалось наладить себе нормальное питание.

А вот когда фронт ушел к Дону, то там население не просто радостно встречало германские войска, но и выстраивалось в очереди к вербовщикам в армию. Очень быстро число таких желающих стало таким огромным, что из них стали формироваться крупные соединения. Калмыки тоже встретили Вермахт как освободителей. То же самое произошло на Северном Кавказе и в Крыму.

Но и в самой России, вне Локотской Республики, население тоже было настроено решительно против совка, а уже тем более – против совковых партизан. Известно, что Сталин поручил НКВД организовать операцию «выжженная земля», когда за пару десятков километров от основных дорог, должно было уничтожаться решительно все, включая продовольствие и жилища местных жителей. Считалось, что Вермахт плохо подготовился к зиме и потому – повторит печальный опыт Наполеона. Поэтому в тыл германских войск забрасывались отряды, призванные выжигать все, указанное выше. Знаменитый эпизод с Зоей Космодемьянской – из той же оперы. Ее поймали сами местные жители и чуть не линчевали, но потом отдали на суд оккупационных властей. Когда ее повесили, местные жители были уверены, что свершилось справедливое правосудие.

Но насчет полной неготовности Вермахта к зимней кампании, не все именно так, как принято считать. Особенно эту тему эксплуатировал Виктор Суворов и тем самым обосновывал свой тезис о том, что Германия не была готова к большой войне с совком. Это не так. Скорее всего был просчет именно в том, что может быть слишком холодно. Наверняка немецкие военные имели опыт зимовки в совке, когда обучались в авиационных и танковых школах в Тамбове, Казани и других городах. Другое дело, что в отдельные годы бывает аномально холодно. Однако вопросы о подготовке к зиме, были поставлены генеральным штабом сухопутных войск Германии еще в самых первых числах июля. Были отданы соответствующие распоряжения службам и наверняка, за несколько последующих месяцев, педантичные немцы исполнили все поставленные перед квартирмейстером задачи. Просто не учли некоторых параметров.

Но все равно, перед войсками НКВД, в ведении которых находились все партизанские отряды, была поставлена задача лишить немецкие войска возможности зимовать в комфортных условиях. Методы, которыми это пытались достичь, настроило местное население сугубо против этих «партизан». В итоге получилось, что большая часть населения оккупированных территорий, относилась к оккупантам либо нейтрально, либо лояльно. Кроме того, солидная часть населения решила выступить на стороне оккупанта, надеясь наконец придушить большевистскую гадину. И тут оказалась очень интересная картина, которую совки никогда полностью не показывали, но судя по графам в анкетах: «был ли в плену», «был ли в оккупации» — они знали истинный масштаб явления. Тем более, что эти графы в анкетах оставили и для детей, и для внуков современников той войны.

2017-10-05_19-56-22

С этими анкетами получилось не просто не хорошо, но и подло. Даже с учетом того, как большевики терзали и уничтожали свое население перед войной, в ходе самой войны произошли вещи намного более однозначные. Руководство совка заигралось в войнушку, в результате чего, только в зане ответственности Вермахта, оказалось около 35 млн. населения страны. Все оно, в итоге, получило черные метки в анкеты, а многие были попросту репрессированы, по окончании войны.

При этом, можно как угодно переливать байки о предателях и пособниках, но следует помнить о том, кто именно генерировал такое отношение к собственному населению, оказавшемуся в оккупации. Известно, что Гитлер мало того, что часто выезжал на фронт, но по ходу войны выносил свои командные пункты ближе к своей действующей армии. В этом не было ничего необычного и это воспринимается как должное. Товарищ Сталин же лишь однажды предпринял попытку выезда на фронт. Случилось это сразу после контрнаступления под Москвой, когда он решил показать себя храбрым и отчаянным воином, чего за ним никогда не водилось. По свидетельству очевидца мероприятия, Анастаса Микояна, автомобиль Сталина остановился в 100 км от линии фронта, на отбитой у противника территории и вид окружающего пейзажа вызвал у будущего генералиссимуса приступ диареи. Когда он попытался уединиться в придорожных кустах, ему сообщили, что саперы еще там не разминировали и тогда вождь и учитель, расположился прямо на дороге. На этом его поездки на фронт закончились. Он больше не желал расстраиваться видами последствий боевых действий. А население совка пережило проход линии фронта через их дома два раза. Во многих местах фронт проходил с ожесточенными боями и люди все это пережили. Тем не менее, они стали людьми второго сорта, а вождь и учитель стал иконой и теперь на него молятся потомки вертухаев, которые только и выжили в своей огромной массе.

Но вернемся в 1941 год, который задал тональность целой цепи дальнейших событий. Известно, что в приграничных районах совка погибла почти вся кадровая армия первого эшелона, предназначенная для вторжения. Именно о ней Франц Гальдер писал, что за две несколько недель боев, она была полностью уничтожена. Но кроме потерь убитыми, РККА несла просто колоссальные потери пленными. Счет шел на сотни тысяч и далеко перевалил за миллион. Совок установил абсолютный мировой рекорд по сдавшимся в плен войскам. Если численность армии доходила примерно до 100 тыс. человек, то в плен сдавались целые армии, часто – со штатным вооружением и всеми символами, включая знамена. Не зря эти хоругви скоро перевели на новый образец, ибо слишком много их оказалось у противника.

Мы знаем, что такое огромное количество пленных оказалось полной неожиданностью для оккупационных войск и отсутствие продовольствия стало причиной гибели огромного количества пленных. Так оно и было, но было и другое. На примере той же самой Брестской крепости, можно проследить как менялось отношение оккупационных войск к пленным.

Сразу после того, как австрийцы обнаружили в крепости личный состав, которого было несколько тысяч, они предложили бойцам сдаться под обещание распустить по домам. Мифологема героической обороны крепости, намеренно упускает этот эпизод, а ведь больше половины личного состава сдалось и вышло из крепости. Об этом не принято рассказывать, как не рассказывают о том, что австрийцы действительно отпустили всех бойцов на все четыре стороны. Никто их не загонял в лагеря и не расстреливал. Ситуация изменилась тогда, когда небольшой отряд австрийских военных вошел в крепость для разведки и был частично уничтожен, а частично – взят в плен. Вот тогда начался штурм и штурмующие обнаружили, что пленных большевики расстреляли. Понятно, что после этого отношение сильно изменилось и защитники уже поняли, что сдаться в плен и уйти домой уже не получится, потому и продолжали уже свою войну, в надежде на то, что вот-вот подойдут основные силы, которые станут громить врага на его территории. Это было всем вбито в спинной мозг. Но никто не пришел.

А теперь стоит предположить, что таким образом поступали с пленными не только в Брестской крепости, но и в других местах. По немецким источникам, в 1941 году из плена были отпущены по домам 823 000 человек из них, по месту жительства – 318 000. Чуть позже, когда был утвержден формат привлечения на службу жителей оккупированных территорий совка (в октябре), из плена было освобождено 505 000 человек, с переходом на службу в различные в подразделения оккупационных войск и служб. В общем, совок и тут установил абсолютный рекорд коллаборационизма. Причем, желающих было всегда больше, чем немцы могли себе позволить привлекать на службу. Гитлер был категорически против формирования крупных этнических соединений из местных жителей, а потому, какое-то время, командованию оккупационными войсками приходилось хитрить с отчетностью, чтобы привлечь как можно больше желающих на службу против совка.

2017-10-05_19-56-35

В самом деле, население на оккупированных территориях лично сталкивалось с тем режимом тотальных репрессий, который устроили большевики. Сами они, их родственники, близкие и знакомые, непременно попадали в ситуацию тихого ужаса от системы, в которой им пришлось жить. Достаточно себе представить, как это выглядело на территории оккупированной Украины. О Западной ее части мы уже писали, но центральная и восточная часть Украины пережила искусственны голод, который унес свыше миллиона украинцев. Причем, часть из них четко представляла, как именно это происходило. Небольшой части населения удалось вырваться из лап смерти на стройки индустриального Донбасса, Днепрогэса и прочих крупных строек, где им удалось избежать лютой смерти. Многие из них до самого конца жизни, уже на пороге смерти, так и не решились рассказать того, что они видели и участниками чего им довелось стать. Автор лично наблюдал людей, которые упирались именно в этот порог памяти и отступали. Причем, об оккупации они рассказывали легко и непринужденно, а вот о том, что ей предшествовало – так и не решились.

В этой связи часто слышна риторика о том, что Англия столкнула Германию и совок в эту войну. Что же, сегодня мы слышим тоже самое в тезисе «нас поссорили». На самом деле, действия того же Уинстона Черчилля были в высшей степени прагматичными. Англия дорожила жизнями своих граждан, а два континентальных людоеда – нет. Пытаясь утилизировать их разрушительные импульсы, Британия направляла их друг против друга. Кто его может за это осуждать.

Представим на минуточку, что Черчилль отдал команду блокировать Шотландию, а перед этим – вывезти оттуда все продовольствие. А потом, сидя в своем кабинете на Даунинг Стрит, 10 – он читает отчеты о случаях голодной смертности, каннибализма и прочем. Или вот еще, Черчилль отдал приказ уничтожить некую ГЭС, аналог Днепрогэса так, чтобы рухнула дамба и волна смыла более 100 тысяч собственных людей вниз по течению. При этом, противник не просто не пострадал, а в шоке наблюдал за гигантской и чудовищной ликвидацией, развернувшейся у них на глазах. Наверняка никому даже в голову не придет, что премьер-министр Великобритании мог выкинуть нечто подобное, а в совке это было в порядке вещей настолько, что об этом смогли успешно забыть. Но это произошло позже, а в 1941 году были живы многочисленные очевидцы этих ужасов, которые искренне желали уничтожения большевизма как системы и коммунистов, как бешенных и крайне агрессивных животных.

В конце концов начался набор национальных подразделений в различные военные и полувоенные структуры Германии. При этом, соблюдалась именно национальная сепарация, чтобы внутри подразделений не возникло именно национальных распрей. В итоге, россияне называют нас фашистами за то, что в Галиции была  набрана одна дивизия, которая была отдана в распоряжение СС – 14 дивизия «Галичина». Тут следует понимать, что личный состав дивизии составили люди, которые вынужденно оказались в совке и прожили в нем всего два года. При этом, они уже успели понять всю красоту большевизма. Но на таком же национальном основании были созданы, например две латышских дивизии и масса национальных полков и батальонов, сформированных кавказскими, тюркскими, калмыцкими, белорусскими и прочими бойцами. Что касается подразделений, сформированных в Балтии, то там люди при совке прожили всего один год и им этого было достаточно, чтобы понимать всю чудовищность совка.

Казалось бы, основную массу подобных формирований должны были дать западные районы Украины, Белоруссии и Балтии. Но не тут-то было. Абсолютное и подавляющее количество личного состава, перешедшее на сторону Германии дали русские. Они оставили далеко позади все остальные национальные формирования, вместе взятые. Причем, они входили не только боевыми единицами в состав Вермахта, как полевые части, но и в состав специальных групп Абвера, и их формирования, приданные СС – входили в состав РСХА. То есть, пусть и не совсем широко, но русские подразделения вошли в личный состав особых разведывательных подразделений.

Но если взять список военных формирований именно русского разлива, то подавляющее их количество окажется различными казачьими батальонами, полками, дивизиями, бригадами и корпусами. Казачки поставили абсолютный рекорд перехода на сторону противника. Такой численности никто и никогда не показывал ни до, ни после этих событий. Причем, они обитали в глубине совка и большая часть бойцов призывного возраста, выросла уже во время совка. И вот теперь эта ряженая дрянь что-то пытается мычать о «православии», «русском мире» и прочем бреде». Самые скромные подсчеты дают более 600 тыс. личного состава русских, которые с оружием в руках сражались за родину, за фюрера. Это следует знать всем, кто увидит такое ряженное чучело, обвешанное цацками и делающее вид сурового воина, придавленного православием. Эти специалисты научились на лету переобуваться с такой скоростью, что их боевые лошади были бы в шоке. Они легко слили царя-батюшку, которого клялись защищать до последней капли чего-то и бодро переобулись в «красных» казаков, потом переобулись в казаков СС, потом переобулись назад, а теперь – переобулись в любителей царя и его икон. Такой позорной сволочи наверное больше нигде и никогда не было и возможно – не будет, хотя их вскоре ждет еще одно переобувание.

То есть, тут следует четко разделять то население, которое ушло в различные милитарные структуры Германии для борьбы с той заразой, на которую они уже имели возможность насмотреться и профессиональных переобувальщиков из России.

Но вернемся к названию статьи и уйдем в сослагательное наклонение истории. Представим, что нечто подобное тому, что случилось в 1941 году, случится сейчас. Кто-то решит окончательно раздавить гадюшник в виде Москвы, который периодически заливает мир гноем и кровью. Тогда, в далеком 1941 году, на сторону, противостоящую большевикам и одному из вариантов «русского мира», перешло достаточно много населения территорий, на которых тот показал себя во всей красе. Случись такое сейчас, таких желающих будет на порядки больше.

Россиянам прямо сейчас следует понять суть заканчивающихся переговоров Украины с США. Семьдесят лет назад Германия дала указанным выше людям оружие и дала возможность принять участие в истреблении большевизма. Сейчас вопрос уже стоит не так. Украинцы говорят: дайте нам оружие и отойдите в сторонку, смотрите в другую сторону, все остальное мы сделаем сами. Если бы сейчас развернулись события, подобные описанным выше, можно не сомневаться в том, что выстроится очередь из желающих вспомнить все хорошее, этому гадюшнику. Даже из Сирии будут идти пароходы с желающими сделать зеркальное алаверды. Но история таки не терпит сослагательного наклонения.

anti-colorados