2017-11-13_13-59-07

Теперь уже точно видно, что РФ — такое же квази-кастовое общество, как и лагерная публика

За долгие годы жизни мне так и не представилось возможности найти что-то более ценное из литературы малого формата, чем новеллы О Генри. Конечно, это – дело вкуса и кто-то может поспорить, назвав конкурентом того же Чехова, но все же, это – немного не то. В нашем случае, интересна одна из его новелл: «Фараон и хорал». Кто читал ее – знает, о чем речь, кто нет – можно найти пять минут времени и прочесть. Оно того стоит.



Удивительно, но написанное очень давно как-то неожиданно перекликнулось с действительностью в конце 90-х, начале нулевых годов, когда долго сидевшие арестанты выходили на свободу, оглядывались по сторонам и делали все для того, чтобы вернуться на зону, где были простые правила, где все имело смысл и цену.

Читайте также:     Тактика алкаша

В те времена судьба столкнула с таким интересным персонажем. К тому времени, за его плечами уже осталось пять «ходок» и он многое повидал в плане изнанки жизни. Начал свой послужной список с того, что пьянка на проводах в армию закончилась разбитым стеклом в сельском магазине, откуда он вытащил несколько бутылок спиртного. Утром он ушел бы в армию, и жизнь сложилась бы иначе. Но участковый направил его жизнь в иное русло и на свободе он долго не задерживался. Еще при совке ему пришлось покататься этапом аж до Дальнего Востока, где пришлось вкусить прелесть таежной лесосеки.

Но спустя годы его потянуло на философию, с арестантским уклоном, и он рассказал, что последнюю «ходку» он отсидел «мужиком», ибо быть «бродягой» уже не позволяло здоровье, да и арестантская романтика уже полностью выветрилась. Кроме того, он просто не мог понять, что в этом мире так изменилось настолько, что даже на зоне начали скрипеть и потихоньку рушиться устои.

Читайте также:     Захватить за две недели — 2 ч.

Известно, что совковых тюрьмах и лагерях создалось квази-кастовое общество, где каждый знал свое место и только в исключительных случаях был возможен переход в более высокую касту, а вот скатиться в самую низкую касту было просто и быстро.



Каста «опущенных» всегда была в разряде неприкасаемых, наподобие индийских шудр. У них ничего нельзя было брать и даже прикасаться к тому, чему они прикасались – тоже нельзя было. Они жили в специально отведенном, самом позорном месте, и считалось, что ниже падать просто некуда. Но вот этот старожил зоны рассказал о том, что в застенки стало попадать все больше арестантов, которые не «опускались» за что-то, а просто сами выбирали себе жизнь «опущенных», ибо у них никто не брал продуктов и наоборот, они получали сигареты за самую грязную работу. Их не смущал этот статус и они его избирали добровольно. Это никак не укладывалось в сознании «многоходочника» и он не представлял, как жить с такой новой реальностью.

Это был давний, нечаянный разговор, о котором уже можно было бы и забыть, но он всплыл в самом неожиданном месте и по такому же неожиданному поводу. Вся эта картина вдруг четко и почти точно наложилось на то, во что превратилась нынешняя Россия. Теперь уже точно видно, что РФ — такое же квази-кастовое общество, как и лагерная публика. Только на лагерях самая многочисленная каста – «мужик», а в России – большая часть населения – опущенные. Они низведены до положения бесправного быдла, которое живет где-то под золотыми нарами серьезной братвы.

Читайте также:     Захватить за две недели

Но самое интересное даже не это. Примеров попыток забивания своего населения до состояния рабов – множество. Обычно это удается осуществить на какой-то более или менее короткий период времени, а потом «рабы» собираются с силами и ломают сам механизм порабощение и все искусственно созданное кастовое общество. РФ отличается тем, что как в рассказе старого зэка, оно самостоятельно определило себя в опущенные и, в общем, находит выгоды из этого состояния. Оно не претендует не то, что на контроль за высшими воровскими кастами, но даже гордится тем, что их верхняя каста – самая воровитая в мире. Россияне из-под своей шконки даже аплодируют своей братве за то, что они побили все мыслимые рекорды по части стяжательства. А сами они довольствуются все теми же сигаретами, объедками и тем, что их особо никто не мордует, да и не за что, ибо они исполняют любые желания братвы без ропота и обсуждений.

В общем, для более точного определения большей части населения РФ можно было бы применять вместо прилагательного «русский», другое – «шудрский» или «опущенский». Если бы такая инициатива исходила из Кремля, то через неделю они это написали бы на своих АвтоТазах, футболках и даже кружках для настойки боярышника.

Читайте также:     Предел терпения

Мы не станем настаивать на авторских правах, в такого рода переименованиях и если завтра «русский» исчезнет, а на его месте возникнет какой-то другой, мы не возражаем. Пускай так и будет.

anti-colorados