В любом случае, приближенным Михо уже надо начинать волноваться

Саакашвили снова на свободе и может снова гулять по крышам, вместе со своим пресс-секретарем, встречая поздний рассвет. В общем, после его задержания наступила некая информационная пауза и нынешняя его доставка в суд для избрания меры пресечения всем казалась делом решенным и все заинтересованные стороны готовились к продолжению сюжета, а-ля Юлия Владимировна, с путешествием по тюрьмам и зонам. Но все оказалось более интересно и не так линейно. Согласимся, привычка, оставшаяся со старых времен: «задержание-арест-посадка» довольно крепко укоренилась в сознании всех украинцев. Поэтому все последующие события оказались неожиданностью и возник некий антракт всего движения, необходимый для осмысления того, что произошло.



В день задержания Михо мы высказывали мнение, основанное на неком внутреннем убеждении (на котором базируется и решение или приговор судьи) о том, что судить его в Украине вряд ли целесообразно. Тому есть несколько важных причин, о которых мы здесь рассуждать не станем. Но некоторые объективные обстоятельства  и субъективная оценка ситуации говорила о том, что лучше его судить в Грузии, ну а оптимальный вариант Михо порвал сам. Ему не надо было возвращаться в Украину.

Тем не менее, все случилось, как случилось. А случилось примерно вот что. Автор и его коллеги сегодня были очевидцами событий в двух местах г. Киева, а именно – возле Печерского районного суда, и возле Лукьяновского СИЗО. У обоих этих мест присутствовали силы полиции и нацгвардии. Причем, утром суд был оцеплен почти полностью непреступным кордоном, но уже после обеда оцепление было почти декоративным. Именно в оцеплении автор наблюдал с полсотни полицейских и нацгвардейцев. Заметим, еще никакого решения суда не было, а кордон уже явно отличался от того, что было утром. То же самое и возле СИЗО. Еще до обеда там присутствовало много техники и бойцов нацгвардии, а уже в обед там не было никого, кроме обычных конвоев, развозящих арестантов по судам.

Эти простые наблюдения свидетельствуют о цели этих мероприятий. Очевидно, что доставка Михо в зал судебных заседаний Печерского суда обеспечивалась большими силами и более решительно. По идее, арест персонажа и его конвоирование в СИЗО на Лукьяновку или в тюрьму СБУ, требовало бы куда больше усилий, чем утренний подвоз в суд.

Когда был вынесен приговор Тимошенко, и ее увозили из Печерского суда, то зрелище было еще то. Автор наблюдал этот процесс лично и кроме всех этих отжимов толпы и прочих мероприятий, удивило каре бегущих в ровень с машиной беркутовцев, которые так и бежали по Хрещатику и на Бессарабке повернули на Шевченка. Сколько они там бежали – не видел.

Кроме того, можно было бы ожидать каких-то акций на въезде в то же Лукьяновское СИЗО, где легко заблокировать любое движение, между двумя пятиэтажками, перед КПП и воротами. Но как мы убедились, уже в обед от СИЗО убыли все подразделения нацгвардии.

Отсюда вывод – самое позднее, к обеду, всем было понятно, что Михо не повезут в СИЗО, мало того – его вообще никуда не повезут, и он выйдет из суда своими ногами. Это было понятно из разницы в расстановке сил и средств полиции утром и после обеда.



Но широкой публике смысл происходящего в зале судебного заседания стал понятен лишь после провозглашения решения. Оказывается, прокуратура даже не ставила вопроса о содержании под стражей, как мере пресечения. Запрос был на домашний арест. В свою очередь, это говорит о том, что Михо не вручено подозрения по тяжкому преступлению.

Напомним, в соответствии с новым криминально-процессуальным кодексом Украины, сделан большой крен в сторону мер пресечения без содержания под стражей. Если раньше были арест и подписка о невыезде, то теперь появился целый спектр мер пресечения, по которым подследственный не содержится под стражей. В частности, так поступают в случае с легкими и ненасильственными преступлениями.

По этой причине подозреваемые в должностных преступлениях, коррупции и прочих чудесах избегают ареста на вполне законных основаниях. Хорошо это или плохо – другой вопрос. Просто напомним, что содержание под стражей, в наших тюрьмах, специалисты в области права иностранных государств приравнивают к пыткам. Но что есть – то есть.

В общем, прокуратура не настаивала даже на домашнем аресте и Михо не получил даже его. В общем, тут разрушилась некая костная конструкция, которая показывала бы признаки политической расправы. Но важно то, почему не появилось новых, более тяжелых сюжетов, которые предполагают арест, как меру пресечения. Эти несколько суток, проведенные Михо в застенках, вряд ли прошли в голодовке и созерцании потолка своей камеры. Скорее всего, он успел пообщаться со следователями, увидеть какие-то документы, после чего – что-то рассказать.

Дальнейшие события покажут, что уместилось в эти несколько суток. С учетом того, что, в общем-то, Михо материализовался в Украине по предложению определенных кругов Вашингтона, то наверняка была возможность ознакомиться с видением собственных действий именно оттуда. Кроме того, давно известно, что еще в Грузии персонаж показал умение идти по головам, а иногда и по трупам своих соратников. Примерно по этому поводу правоохранительные органы Грузии хотели бы с ним плотно пообщаться.

Если ни прокуратура, ни СБУ не надавили «на газ», то это значит, что диалог прошел конструктивно, и появилась некая договоренность о том, кто, что делает, а что не делает. В связи с этим недавним соратникам Михо следовало бы задуматься о том, где оказывались те, с кем он шел к вершине власти в Грузии. Причем, там никто не стоял на его хвосте или еще каком-либо месте. Тут его ситуация куда сложнее, а потому и движения могут быть резче.

В любом случае, он должен что-то менять в своих действиях и риторике, если такая договоренность действительно существует. Его заявление о том, что он вообще не имеет президентских амбиций – подача из этого разряда. Еще раз, нарцисс Саакашвили, для которого власть как огромный пакет кокса, четко на камеры говорит о том, что у него нет президентских амбиций. Опустим то, что он – апатрид и ценз оседлости для кандидата в президенты он получил бы только к своим 60 годам. Он сам себя позиционирует как непревзойденного реформатора, и тут бы пореформировал Конституцию так, что мы бы ее не узнали.

А теперь в свете его заявления представим, для кого тогда он все это делает? Для Юли? Для Кости? Для Зимина, который провозгласил себя приемным сыном Михо и наследником его престола? За какой приз ему сражаться? За борьбу с коррупцией? Ну, тогда он должен был передушить своих «соратников» прямо в своем вигваме или чуме. Он должен был это сделать по двум причинам, разделив их на две категории. Первых – за личное участие в коррупционных схемах, а вторых за то, что они довольно бодро чувствовали себя при Януковиче и никакая борьба с коррупцией их не возбуждала. Там одна Юля чего стоит. Так за какой приз, если не за булаву ему бороться?

Конечно, дальнейший ход событий покажет, что это было на самом деле, но в любом случае, приближенным Михо уже надо начинать волноваться. Похоже на то, что ему могут дать возможность поехать бороться с коррупцией в Зимбабве или другое теплое место, а соратники могут всерьез загрустить, как загрустили (некоторые – навечно) соратники Михо в Грузии. В общем, суть произошедшего в Печерском суде, а главное – произошедшего до него, скоро станет понятной.

И последнее, кто-то наверняка уже вложился в типогрфские расходы с плакатами типа «Мише – свободу». Наверняка, Михо за решеткой был бы замечательным символом, который можно было легко и привычно эксплуатировать. Пример этого был прямо в зале и даже говорил в микрофон. Теперь все это пойдет в макулатуру. Что же, это стало неожиданностью для многих.

anti-colorados