Сливая воду

Удивительно, как тихо и почти без комментариев прошли сообщения о том, что пламенный революционер, борец и мужчина в самом расцвете сил, альпинист и завсегдатай различных телеканалов, написал письмо «барыге» и «преступнику» о том, что теперь он готов стать вполне мирным и спокойным парнем. Мало того, он пообещал собственноручно убрать палатки из Мариинки, завезенные туда дрова, буржуйки, мешки с тигровыми креветками и прочий скарб редутников, которым они загадили уже несколько мест по всей стране.



За это он просит совсем немного. Как видно из текста его трейлера, он хочет, чтобы против него были прекращены все судебные производства. Речь идет о неприятных криминальных делах о его финансовых связях с оккупантом, и деле о законности его пребывания на территории Украины. По крайней мере, он желал бы остаться здесь до марта 2018 года. И то сказать, именно в это время в РФ пройдут выборы на пост Владимира Путина и наверняка там могут открыться либо какие-то интересные вакансии, либо новое финансирование различных политических шоу. Ему бы пересидеть это время в Украине и чтобы его не трогали. Все вместе, в его исполнении, имеет название «деэскалация».

То есть, он себе представляет, что все его художества – не имеют отношения к законодательству Украины. Все, начиная с прорыва границы и заканчивая плотными связями с российскими и беглыми украинскими денежными мешками, которые параллельно финансируют и войну на Востоке Украины, ему кажется элементами какой-то ролевой игры. Он решил, что за такие действия могут привлечь к ответственности простых лохов, но он – отнюдь не прост, а потому его просто нельзя судить. Формулировка о прекращении судебного преследования говорит именно об этом. Он себя считает величиной, о которую должна споткнуться правоохранительная и судебная система Украины.

Это предположение подтверждают речи пациента, где он сравнивает свою судьбу с Габсбургами. Оказывается, он, как и австро-венгерский монарх, остался без своей родины. При этом, больного не смущает, что Габсбурги утратили свою империю потому, что страна раскололась на ряд больших и малых частей, а Грузия – никуда не делась и даже высказывает живую заинтересованность в скорейшем возвращение пациента на Родину. Тем не менее, такие сравнения говорят о многом. Есть мнение, что такое клиническое состояние пациента не является стабильным и вполне возможно, что в ближайшее время он станет сравнивать свою судьбу с Наполеоном, а возможно и Цезарем. Это – типичное проявление такого рода расстройств психики.



Но вот что интересно. Брать деньги у бандитов, под какие-то конкретные мероприятия всегда опасно. Дело в том, что у бандитов несколько другое мировоззрение, и когда лох ввязывается с ними в игру, он всегда проиграет. Так пациент пообещал некий конечный результат за вложенные в дело средства. Очевидно, что бутафорский «палаточный городок» и натужные, но немногочисленные сборища, громко именуемые маршами, вече и прочим заказчику просто не нужны. Такая картинка на ТВ не стоит столько денег. Спонсор прекрасно умеет считать и вполне может прикинуть, какие суммы пошли на мероприятие, а какие —  в карман «ливарюционеров».

Поскольку, в данной схеме, курьером был соратник и соотечественник пациента, то финансирование шло под его имя и его возможности. До этого кто только не мытался собрать «майдан» — ни у кого это не получилось, но репутация пациента была настолько высока, что под его имя была открыта кредитная линия.

Теперь уже всем понятно, что использование больного в качестве тарана, было исполнено излишнего оптимизма. Таран получился внушительный, но мягкий и очень вонючий. Заказчик платил за сталь, а исполнитель использовал сырье якутского скульптора. Теперь это очевидно как заказчикам, так и соучастникам этих событий. Таран выглядит как угодно, но не так, как выглядит пациент.

Из этого вытекает два следствия. Первое из них состоит в том, что за такой дешевый цирк никто не станет платить. Хороводы с такой численностью может собрать и Костя Гришин. Его услуги стоили бы меньше, а картинка получилась бы точно такая же, так зачем платить дороже?

Второе следствие – более жесткое. Бандиты всегда спрашивают за утерю своих денег. За них они спрашивают и делают это достаточно жестко. В общем, письмо пациента имеет ценность не больше туалетной бумаги, а бандитам понятно, что пациент не отработал денег. В этом случае, у больного могут возникнуть различные осложнения, вплоть до летального исхода. Так что власть может вообще ничего не предпринимать к «блокадникам». Рано или поздно, к ним придут люди, которые конкретно вспомнят о долге. Пациент имел возможность спрятаться в Европе, но теперь он ее упустил, а в Украине ему можно прятаться только в специальных, государственных местах. Тюрьма, кстати, не самое плохое место. В общем, пациенту есть о чем подумать.

anti-colorados