2018-01-03_14-36-43

Саранча

Эпизод 1

Во времена оны, автору довелось пожить в городе, который находился в месте, где заканчивалась тайга и потихоньку начиналась тундра. Понятно, что в таких местах зима длинная и холодная, но лето там тоже бывает и оно весьма своеобразное. Начинается оно стремительно и так же стремительно заканчивается. Но за это время все неистово цветет и плодоносит. В отдельные годы там бывала жара, как на далеком юге. В это время в тайге случались многочисленные пожары. Если уйти далеко от цивилизации, то можно было найти участки выгоревшего, много лет назад, леса. В тех местах он восстанавливался тяжело и долго. В общем, существовало некое неписанное правило – не вреди и не бери ничего, что тебе не нужно. Тогда не было кампаний «сбереги лес» или чего-то еще, просто было понимание хрупкости этой системы.

Эпизод 2

Там, где живет человек, он неизбежно деформирует окружающую среду. Но на каком-то этапе до него доходит простая мысль о том, что надо очень аккуратно вмешиваться в окружающую природу, которой осталось, в естественном виде, не так уж и много. На следующем этапе человек понимает, что надо восстанавливать бездумно разрушенные куски этой самой природы и предпринимаются усилия возвращения природе необоснованно отнятого или разрушенного. Таких примеров становится все больше, особенно вблизи крупных городов, которым просто необходима подушка из естественной природы.

Чаще всего, необходимость подобных мероприятий осознается в странах с небольшой территорией. Там просто нет места для свалок или площадей с убитой природой. Оно и понятно, ведь относительно небольшие площади проще привести в порядок. Большие площади приводить в порядок уже намного сложнее, да и осознание размера средств, необходимых для таких работ может охладить пыл кого угодно. Потому, в таких случаях, речь идет о том, чтобы не множить разрушения и не убивать природу с прежним размахом и неотвратимостью. Тем более – в тех местах, где людей почти нет. Там просто некому будет восстанавливать природу, случись какой-то катаклизм.

Сцена 3

Прямо сейчас происходит гигантское убийство сибирских лесов, особенно это заметно в Восточной Сибири. Вываливаются настолько огромные площади леса, что из космоса это уже не смотрится сплошной тайгой, а неким лоскутным одеялом, где леса уже меньше, чем пустых участков. Это при том, что тайга там, в основном, стоит в полосе Вечной Мерзлоты, а потому – восстанавливаться естественным путем будет сотни лет, если вообще будет. Учитывая то, что места там с крайне низкой плотностью населения, то можно с уверенностью говорить о том, что площади лесов, сопоставимые со всей Европой, превращаются в пустыню. Причем, это лишь начало, поскольку процесс набирает обороты.

Налицо процесс прямо противоположный тому, к чему движется наша цивилизация. Речь не идет о том, что лес вообще не нужно трогать, но о том, что прямо сейчас создается рукотворная пустыня, которая останется таковой на ближайшие 100-200 лет, а то и больше.

Сцена 4

Удивительным образом эта картина перекликается с тем, что сейчас россияне показывают в тех местах, куда их тянет повоевать. Они все превращают в пустыню. Причем, что-то рушат оружием, а остальное – режут, пилят, увозят и продают. То же самое, что и с тайгой. Они действуют как некий разрушительный вирус, призванный уничтожать все, куда его не брось. Всего два года войны в Сирии превратили большую ее часть в пустыню.

Мало того, этот вирус пытается раскачивать ситуацию в самых различных местах и все для того, чтобы расшатав ситуацию, опять влезть разрушить, распилить, выдрать, вытащить, выломать и продать. В общем, так поступает еще саранча. Она выжирает все на одном месте и сразу перелетает на другое. То, что она оставляет за своей спиной, ей уже не интересно.

Это явление приняло глобальный характер, и если не понять его сущность и не принять жесткие меры для того, чтобы отнять у этой дряни, возможность рушить, то она сама не остановится, пока все не превратит в пустыню.

 anti-colorados