2016-01-29_0-55-14

США и РФ — рецепты лечения ИГИЛ

Мы уже не раз касались темы противостояния ИГИЛ и Коалиции, но вынуждены в двух словах повторить нашу позицию, дабы более предметно излагать главную мысль статьи. Собственно говоря, наша позиция состоит из двух частей:

  1. ИГИЛ является одним из вариантов проблемы московского разлива. Напомним, что, например, «Фронт Освобождения Палестины», который долгое время был флагманом террористической деятельности в особо крупных масштабах был полностью конторским проектом и сошел на «нет» лишь в момент гибели совка.Таких движений было создано множество., а еще больше было поднято из грязи, обучено и про финансировано за счет совковых средств. Оружие, инструкторы или просто деньги, направлялись по всему миру, чтобы иметь «форпосты социализма». Что-то удавалось, что-то -нет. Долгое время, некоторые проекты были вполне успешными, но большая часть либо выродились в преступные картели, либо были подавлены спецслужбами соответствующих стран. Спорить с этим утверждением бесполезно, ибо совок этого и не скрывал.
  2. Следующий момент заключается в роли США в анти -игиловской коалиции. Мы подчеркивали тот неоспоримый факт, что Штаты, в принципе, могли бы решить вопрос быстро и без особых проблем. Но, в данном случае конечными бенефициарами  окончания этой операции выступают страны Залива и Турция, которые получают возможность быстро протянуть газо и нефтепроводы через территорию Сирии. Логично предположить, что именно они и должны нести основное бремя противостояния, особенно — в наземной чсати операции. Как известно, только на минувшей неделе и только Турция заявила о готовности своих ВС к проведению полномасштабной наземной операции как против ИГИЛ, так и против сил Асада.

2016-01-29_0-54-27

Глядя же на тягучесть этой операции, в РФ раздаются голоса о том, что Штаты не смогли добиться успеха, зато они уже разбомбили десятки тысяч штабов и миллионы складов, под верх забитых отборнейшим ИГИЛом. Однако интересно исследовать саму возможность окончательного решения вопроса обеими сторонами.

Здесь мы сразу ответим на этот вопрос. США — безусловно могут решить эту задачу, а вот РФ — нет. Конечно, РФ может отозвать из ИГИЛ своих людей и прекратить финансирование ИГИЛ через продажу нефти. Однако мы хотим поставить стороны в одинаковые условия — военного решения задачи. В этом случае, лишь у США имеются силы, средства и опыт проведения таких масштабных мероприятий.

Дальнейшие рассуждения базируются на комментариях генерал-лейтенанта Дэйв Дептула, бывшего замсетителя командующего ВВС США, который был одним из авторов концепции воздушной войны во время операции «Буря в пустыне».

Без всякой натяжки можно утверждать, что «Буря в пустыне» стала образцом боевых действий следующего поколения или 21 века. Именно там возникла новая парадигма»Проецирование силы», которая берется за основу крупнейшими армиями мира, но только Штаты имеют практику ее применения. Напомним, эта операция была проведена ровно 25 лет назад в ответ на оккупацию Ираком территории Кувейта.

Разработка операции началась с глубокой и всесторонней разведки не только всех наличных сил противника, но и его системы взаимодействия. Первая и основная задача перед войсками ставилась именно в нанесении невосполнимого ущерба именно системам взаимодействия вооруженных сил Ирака. Причем, начальная фаза операции осуществлялась на всю глубину территории Кувейта и сопредельную территорию Ирака и сразу — большими силами.

Понятно, что такие задачи выполняются силами авиации. Здесь впервые ВВС приняли на себя основной груз работы и по сути — перестали нести привычные функции поддержки наземных сил. Теперь морская пехота двигалась вслед за авиацией туда и тогда, когда это давала сделать авиация. Для первых суток были выбраны 150 фиксированных целей, которые подлежали первоочередному поражению. Для достижения успеха, были задействованные все технические средства, которые опережали противника технологически. В частности, речь идет о массированном применении высокоточного оружия, технологии «стелс» и массированному применению средств РЭБ.

2016-01-29_0-58-29

В преддверии операции в район боевых действий были выдвинуты 6 АУГ с полным составом палубной авиации. Так, в первый же день было поднято в воздух 41 самолет, в частности  штурмовики A-6 Intruder,самолеты А-6BS специально оборудованные вооружением для подавления ПВО противника, беспилотные самолеты F-4Gs, которые должны были засветить ПВО противника, несколько палубных многофункциональных F / A-18/s  и 20 самолетов «стелс» первого поколения F-117. Цели выбирались таким образом, чтобы полностью нарушить управление войсками и, конечно же — вывести из строя систему ПВО противника. Это условие соблюдалось неукоснительно и сначала почти не касалось уничтожения группировки войск противника. То есть, был полностью отвергнут опыт Вьетнама, когда методично уничтожались целые районы суши, где мог располагаться противник. Здесь же удары наносились точно и с применением самого минимума боеприпасов. Это позволило обходиться силами тактической авиации.

В результате прицельных ударов по объектам инфраструктуры полностью лишило противника господства в воздухе и управления сухопутными силами. Что характерно, всего 2% боевых вылетов приходилось на «невидимки», но именно на их долю пришлось более 40% удачно пораженных целей.

Очень важный момент. Вся операция рассчитывалась именно из возможностей авиации. Ей же был отдан приоритет в выборе и очередности поражения целей, а также указание направлений выдвижения сухопутных сил. Воздушные силы задавали ритм операции, действуя по всей ширине и глубине фронта. Таким образом, очень быстро удалось добиться основной цели — противник лишился возможности организованного сопротивления. После этого он либо отступил, либо сдался, либо был уничтожен. Спустя 10 лет Штаты показали еще более мощную операцию в том же Ираке, которая убедила даже скептиков в том, что суть ведения войны изменилась в корне. Оружие стало более точным, действия — более слаженными и уже навсегда закрепился приоритет за воздушными силами, как стержнем проведения современной боевой операции.

Что касается ИГИЛ, то по нашему убеждению, здесь просто не поставлена стратегическая задача. Если бы она была поставлена, то события разворачивались бы в другом ключе и другими средствами. Что характерно, Штаты здесь оперируют минимальным количеством сил, исключительно ВВС. Только сейчас в район боевых действий аккуратно выдвигается 101 воздушно-десантная дивизия. Но и это — не показатель. Здесь обязательно должна работать пехота и бронетехника Турции, Аравии, Катара и других стран. Штаты просто заставляют коалицию работать как следует.

Что касается РФ, то их ВВС работают ровно так, как работали в Чечне или Афганистане, а те — как Штаты во Вьетнаме. Они просто не умеют вести современную войну. Даже ключевой элемент, с которого начинается любая современная операция — сбор данных о целях — отсутствует. Россияне даже не скрывают, что бомбят там, куда им указывают асадовцы! Они просто не способны поставить задачу, сопоставимую по духу «Буре в пустыне». Хотя, может быть избиение мирного населения и есть основная задача? Но и это не показатель того, что россияне способны вести современную войну. В Лугандоне и Сирии они ведут позавчерашние войны лишь потому, что противник сам не далеко ушел, в этом плане. А вот противостояния с современной армией РФ не потянет и это давно стало бы очевидно, не будь там ЯО.

anti-colorados